В Петрозаводском госуниверситете состоялась пятая по счету международная конференция «Проблемы совершенствования бюджетной политики регионов и муниципалитетов России и стран Северной Европы».

К началу конференции при поддержке правительства Республики Карелия был подготовлен небольшой, но совершенно уникальный «финансовый» портрет РК. Практически впервые в новейшей истории России мы может охватить взором основные финансовые потоки этого региона (разумеется – с некоторой долей погрешности).

Отметим три принципиальные характеристики портрета. Во-первых, в части государственных финансов республика за 2004 год имеет чистый приток средств в размере 7,4 миллиарда рублей. Эта цифра получена как разница между теми налогами, которые местные налогоплательщики уплатили в федеральный бюджет (1,8 миллиарда рублей), и теми расходами, которые понес федеральный бюджет на территории Республики Карелия (9,2 миллиарда рублей).

Во-вторых, в части финансов хозяйствующих субъектов республика за 2004 год имеет чистый отток средств из банковской системы региона в размере 18 миллиардов рублей. Эта цифра получена как разница между суммой средств, зачисленных на корсчета в Нацбанке РК, и суммой средств, списанных с корсчетов. В сумме оттоке присутствуют почтовые переводы (вернее – превышение отправки переводов из РК в другие регионы над их поступлением в республику) в сумме 0,4 миллиарда рублей и перечисление средств в федеральный фонд обязательного медицинского страхования.

Отметим, что структурно отток состоит в основном из производственных расходов, расходов на потребление и – назовем это условно – бегством безналичных инвестиций в другие регионы, где для них могут быть созданы более привлекательные условия приложения.

Помимо названных 18 миллиардов банковская система республики «потеряла» и еще 4 миллиарда рублей. Дело в том, что на эту сумму вырос объем наличности в экономике, который затем в основном концентрируется на руках у населения. Примечательно, что объем валютной наличности в республике вырос всего на 0,2 миллиарда рублей. Исходя из данной пропорции можно сделать предположение, что «бегство безналичных инвестиций» можно оценить в 0,9 миллиарда.

Наконец, в третьих. Мы можем определить объем средств уже имеющихся в региональной экономике и потенциально способных стать местными инвестициями. С учетом того, что объем сбережений в банковской системе за 2004 год вырос на 1,3 миллиарда рублей, эта сумма нами оценивается в 2,4 миллиарда рублей.

Расширительно трактуя полученный результат можно смело заявить, что практически в каждом российском регионе есть внутренние финансовые резервы. Порой настолько крупные, что нет необходимости обращаться к иностранным инвесторам. Необходимо сконцентрировать административные и экономические усилия региональных властей на том, чтобы создать условия, в которых местные инвесторы захотят инвестировать свои сбережения в свою же экономику.

Однако, мы увлеклись, тем более, что полученный в итоге вывод вовсе не нов. Надо все же сказать и о самой конференции. Тем более, что она этого заслуживает.

Основные дискуссии на конференции развернулись вокруг предстоящей реформы муниципальной системы власти. Было сделано немало жестких, но достаточно справедливых оценок. Были озвучены неожиданные и весьма спорные предложения. Но, обо всем по порядку.

Профессор Таксир (Академия бюджета и казначейства), основываясь опыте проведения муниципальной реформы в двух пилотных регионах – Ставропольском крае и Новосибирской области – спрогнозировал на ближайшие годы самую настоящую катастрофу, а именно – возможность потери управляемости государства. В обоснование такого вывода он привел массу аргументов. Назовем некоторые из них.

Например, нет необходимой муниципальной статистической отчетности. Это не позволяет ни анализировать текущее положение дел в муниципалитетах, ни прогнозировать будущее. Более того, статорганы фактически самоустранились от муниципальной реформы. Возможно, они рассчитывают, что вновь образованные муниципалитеты будут заказывать у них информацию за плату. Но и тогда, много неясного. Например, в настоящее время практически отсутствует учет доходов личных домохозяйств. Профессор Таксир приводил пример, когда по официальным данным некая территория имеет низкую бюджетную обеспеченность, но в то же время, немалая часть селян, существенно повысив свое благосостояние за счет успешного сельского хозяйства, фактически стали миллионерами.

Затруднено получение информации (налогооблагаемая база, начисленные налоги и пр.) от налоговых служб, которые теоретически должны вести налоговый учет в разрезе каждого муниципалитета.

Нет единой терминологии в части госзакупок, нет единства в части финансирования учреждений, финансируемых из бюджетов разных уровней.

Нет персонала для создаваемых новых муниципалитетов. В двух пилотных регионах нашлось всего 30 процентов от их потребного количества.

При всем при этом Минфином России вводится новая инструкция бухучета для бюджетных учреждений (если исходить из количества страниц – в два раза более сложная, чем действующая в настоящее время). Ее главное отличие – перевод бюджетного бухучета на принципы, которые в настоящее время используются в бухучете предприятий. По мнению Романа Артюхина (Федеральное казначейство РФ) это, в частности, позволит определить «прибыльность» России, то есть узнать стоимость ее активов. Сейчас этого не знает никто.

Но даже если и удастся найти сотрудников для создаваемых муниципалитетов (кстати, в некоторых регионах к их поискам власти пытаются привлечь местное ФСБ), остается вопрос технического оснащения нового органа власти. Например, установка только одного телефона может обойтись в среднем в 12 тыс. рублей. Откуда взять деньги – вот вопрос, на который нет ответа.

По мнению многих участников конференции, в рамках муниципальной реформы федеральный центр переложил на муниципальную систему власти те обязательств, которые по Конституции России гарантированы всем жителям страны, что есть исключительно государственные обязательства. Раз так, то тогда госвласть должна прямо дотировать муниципалитеты. Например, Конституция гарантирует образование в объеме школьной программы. Но, в настоящее время государственная власть перекладывает на плечи муниципалитетов ряд расходов, относящихся к предоставлению образования, в том числе капитальный и текущий ремонт зданий школ, приобретение инвентаря. Причем, многочисленные нормативы, которым муниципалам следует придерживаться (например – покупать новые парты раз в столько-то лет) установлены на федеральном уровне.

На конференции было оглашено несколько вариантов суммы дотации, которая необходима для проведения реформы. Наименьшая из них – 300 миллиардов рублей. Наибольшая – сравнима с размеров Стабфонда.

В итоге профессор Таксир предложил отсрочить введение муниципальной реформы на три года. Депутатам Государственной Думы, несомненно, следует прислушаться к мнению этого ученого – одного из старейших и авторитетнейших в России финансистов.

Форменным открытием конференции стало выступление Сергея Гусева (управление ФК по Алтайскому краю). Он сделал несколько предложений. Во-первых, он заявил, что все рычаги финансовой регламентации бюджетной системы страны должны быть сконцентрированы в руках Федерального казначейства, что ФК должно проводить единую госполитику в области финансов, и более того, что ФК должно обладать универсальными полномочиями в области экономики и финансов.

Во-вторых, по его мнению необходимо создать бюджетный казначейский банк (обоснование – повысится гласность), который будет иметь права не только работать с наличными средствами, но и размещать временно свободные ресурсы на рынке межбанковских кредитов.

В третьих, – необходимо поручить ФК эмиссию казначейских обязательств и их размещение на рынке государственных ценных бумаг.

Это выступление (однако, г-н Гусев предупредил, что все его предложения – только его личная инициатива) не осталось без внимания. Так, Андрей Васильев (Контрольно-счетная палата Ленинградской области) сказал примерно следующее: что загоняя всех в рамки ФК представитель казначейства замахнулся на Конституцию. После этих слов зал разразился бурными аплодисментами.

Приветливо было встречено и выступление Серафима Ярных (городское казначейство Департамента финансов Москвы). Главную мысль его выступления можно сформулировать так: казначейство может быть общероссийским (то есть вести бюджеты всех уровней), но оно не должно быть органом власти, оно может быть, например небанковской кредитной организацией, учрежденной органом власти.

Складывается впечатление, что мы наблюдаем некую новую тенденцию. Поясню мысль. Некоторое время назад была выдвинута идея создания мега-регулятора на финансовых рынках. Эту идею, но с поправкой, что мега-регулятор должен быть создан на базе Центробанка РФ активно пропагандируют представители региональных ГУ ЦБ. Теперь вот появляется, опять же на региональном уровне, идея наделения уже федерального казначейства новыми, весьма весомыми полномочиями.

Кто будет следующим. Попробуем высказать предположение, что теперь, например представители ФНС могут выйти с супер-идеей: присоединить к ФНС таможенный комитет и пр. с тем, чтобы создать единый центр по администрированию всех поступлений в бюджет.